Новости
16 сентября 2017, 17:12

Кто жаждет «разжигания религиозной ненависти»

На минувшей неделе стало известно,что защита докторской диссертации историка и этнолога Дамира Хайретдинова,долгие годы возглавлявшего Московский исламский институт,по техническим причинам переносится на неопределенный срок.Тут же о своих сомнительных «заслугах» в этом неблагородном деле в обычной манере «одержимого кликуши» не замедлил во всеуслышание протрубить

известный исламоед Роман Силантьев (на фото внизу). В интервью различным «национал»-ресурсам он пытается выставить свое «мародерство на тропах истории» неким подвигом эдакого Алеши Поповича, чуть ли не в одиночку повергшего мнимого Тугарина. http://magas.ru/content/dissertatsiya-razdora-sovet-muftiev-rpts-pospori... Его разыскивает совесть . Что и говорить, обвинения в «разжигании религиозной ненависти» и «оскорблении чувств миллионов верующих» из уст зампреда Совета по религиоведческой экспертизе при Минюсте России могли бы звучать весомо, если бы сам Силантьев не прославился как многолетний застрельщик исламоедения.Дело в том, что у впечатлительного гражданина с безумно образным мышлением довольно гибкие представления о «разжигании религиозной ненависти». А потому выяснить, что в его понимании значит «возмутительные заявления» и «оскорбление чувств миллионов верующих на востоке России», не так уж просто. К примеру, совсем недавно на круглом столе в «Международной исламской миссии» он беззастенчиво кричал, что вдохновитель башкирского восстания 1755–56 гг. мулла-ахун Абдулла Алиев, более известный как Батырша, — «это Шамиль Басаев и Бурятский 18-го века в одном флаконе». (Почему уж сразу не Гитлер с Саакашвили? Ведь общего у них всех — лишь боевые действия против российских войск.) Что дальше? Опять по сталинскому почину объявят имама Шамиля «ставленником султанской Турции и английских колонизаторов»? Запретят исследовать и защищать диссертации по истории этих движений? Очевидно, циничное навешивание ярлыков на давно почивших национальных героев и признанные освободительные движения, память о которых дорога татарам, башкирам, мишарям, чьи права защищал Батырша, «чувств миллионов верующих на востоке России», по специфическому мнению Силантьева, не оскорбляет.

Зато документально обоснованный и давно широко признанный в науке факт систематического «насаждения православия среди коренных народов царской России — силой, обманом и деньгами», затронутый Хайретдиновым, вызвал у Силантьева дикий шквал не по-мужски эмоциональных определений — «возмутительные», «оскорбительные антинаучные бредни», «типичное разжигание религиозной ненависти», «оскорбление миллионов верующих» и т.п. Развивая свою истерию, он дошел до ярых призывов: «Пока извинений не поступит, православные имеют все основания бойкотировать все мероприятия, связанные с Духовным управлением мусульман РФ. Например, на следующей неделе в Ростове пройдет конференция. Я считаю, что православные имеют полное право ее бойкотировать, а также призывать других последовать своему примеру».

Стоит, однако, подчеркнуть, что конференция была посвящена межконфессиональному диалогу на Юге России. То есть Силантьев призвал выступить против диалога между конфессиями, предпочтя лить воду на мельницу фанатизма, нетерпимости, экстремизма и религиозной вражды? Действия человека красноречивее всяких слов говорят о том, кто на самом деле жаждет «разжигания религиозной ненависти», «оскорбления миллионов верующих» и распространения «возмутительных антинаучных бредней». Предостерегая же христиан, хочется напомнить, как о таких сказано в Евангелии от Матфея: «Берегитесь лжецов, которые приходят к вам в овечьей шкуре, а внутри есть волки хищные. По плодам их узнаете их» (Матф. 7:15).

«Агора»

Но самое тревожное во всем этом — что уже подтвердившие свое присутствие представители государственной власти на уровне областного и муниципального руководства в последний момент не явились на открытие конференции. Таким образом, региональные чиновники оказались в идейном плену кликуши-исламоеда. Разумеется, это ничуть не отразилось на научной содержательности самой конференции, наоборот, сохранило бесценное время, обычно съедаемое дежурным политесом. Однако мне это представляется довольно тревожным сигналом для здоровья всего государства в целом, для всех адекватных и здравомыслящих сил общества. И тут образ Силантьева приближается уже отнюдь не к Алеше Поповичу, а скорее к попу Гапону, хотя до Распутина ему еще далеко.

Нешуточные вызовы внешнеполитического характера потребовали от госаппарата повышенного внимания к вопросам безопасности и работе на внешних рубежах государства. В то же время во внутренней политике в связи с ухудшением ситуации с финансовыми резервами государства стал расширяться сектор ответственности богатых клерикальных организаций, способных мобилизовать немалые средства. Вместе с тем заметно повысились и их запросы, а также возможности лоббирования интересов этих самых организаций, способных не только поддержать гуманитарные инициативы, но и всколыхнуть фанатичную массу на самые разные, в том числе и противоправные действия. И нездоровая ситуация, развернувшаяся вокруг выхода в прокат обычного художественного фильма «Матильда», — надо полагать, лишь «первая ласточка» в тревожной веренице событий, уже освещенной заревом горящих автомобилей и кинотеатров на фоне покушений и уголовных дел. Вся эта ситуация начинает напоминать другую кинокартину — «Агора» с Рейчел Вайс в главной роли, — снятую в 2009 году испанскими кинематографистами и посвященную разгулу христианских неофитов в конце четвертого века в Александрии, когда разнузданная толпа мракобесов разнесла знаменитую Александрийскую библиотеку, затем истребила евреев, а в итоге растерзала местную женщину-математика Ипатию, запретив заниматься наукой. А нам как-то очень не хочется стать свидетелями штурма Ленинской библиотеки или МГУ, приступа РАН или Эрмитажа, повторного сожжения Института научной информации по общественным наукам.

Готов ли к полемике?

Возвращаясь же к дискуссии по основной теме — о насильственных методах крещения в царской России, — необходимо сразу же отметить, что попытка отрицать этот признанный в науке факт есть не что иное, как неуклюжий ревизионизм, в очередной раз ставящий под сомнение профессионализм гражданина Силантьева. Пользуясь покровительством Русской православной церкви для получения всевозможных регалий, он, очевидно, в благодарность просто подставляет эту организацию, проталкивая в науку какую-то альтернативную дичь. Что же будет в следующий раз? Потребует беззаветно верить в агиографическую литературу? На самом же деле факт систематического «насаждения православия среди коренных народов царской России силой, обманом и деньгами» в науке давным-давно доказан, и мусолить эту тему невыгодно, прежде всего, самой РПЦ. А потому покровителям стоило бы привязать зарвавшегося «кусаку», не понимающего, что когда он тычет пальцем в Хайретдинова, остальные пальцы в этот момент указывают в его же сторону. Иными словами, база источников, подтверждающих факт систематического «насаждения православия среди коренных народов царской России — силой, обманом и деньгами», столь велика, что для Силантьева из них можно было бы сложить целый курган. Для примера достаточно привести навскидку лишь один документ по истории Ингушетии:

Прошение ингушевского общества командующему войсками Кавказской линии и Черномории генерал-лейтенанту Гурко о прекращении их насильственной христианизации.

30 января 1843 года

Мы все первоначально, когда имели жительство на Тарской долине, иначе называемой нами Ангушт, были языческой веры. Но по переселении нашем по урочищу реки Назрана, где ныне имеем жительство, приняли мы все магометанскую веру, исполняли оную так же точно, как прочие магометане, живущие в окрестностях наших владений. Но в 1833 году бывший Осетинской Духовной комиссии протоиерей Шио Двалишвили при содействии бывшего над нами пристава Гайтова /что ныне войсковой старшина/ начал обращать племя наше в христианскую веру, и когда мы не хотели допустить их к тому, то они объявили нам, что это есть воля Государя Императора. Пристав Гайтов взял с собою казачью команду, с протоиереем начал действовать насилием, делая разные истязания, привязывали к столбам, наказывали плетьми и розгами, обливали водою и тут же бросали или накидывали на шею кресты. Без всякого внимания записывали в числе крещеных и такие семейства, кои вовсе не крестились, кои и не были тогда в своих домах. И давали по 50 копеек серебром семействам, и то не каждому, а редко кому, таким образом, расстроили наше общество. Мы же в то время двукратно жаловались всем обществом бывшему Владикавказскому коменданту Широкому, дабы он сделал со стороны своей распоряжение о воспрещении делать нам такого насилия, уверяли мы его, что общество наше будет всегда через это волноваться и для Правительства, кроме хлопот, пользы никакой не будет, на что никакого удовлетворения не получили. Так же и в проезд через Назрань военного министра князя Чернышева мы подавали прошение о насильственном обращении нас в христианскую веру и просили, чтобы оставить нас по прежнему магометанской веры, но какое учинено по оному распоряжение, нам неизвестно. … Когда начали крестить женщину Назрановскую именем Салет, она зарезала себе горло ножом и тут же вскорости померла; другая женщина ударила дитя своего грудного об землю, от чего сделалось изувеченным, а некоторые семейства, дабы избавиться от такого насилия, бежали в Чечню. Несколько старшин из общества нашего сосланы внутрь России, а несколько человек изнуряли несколько месяцев под гауптвахтным караулом. Но за всем тем мы не соглашались быть христианами, и против воли нашей прикомандировали к нам священников и прогнали от нас мулл. Не знаем причин такового насилия, от кого это произошло, от местных ли наших начальников или делалось это с повеления высшего. Священников мы не допускаем к себе для исполнения треб христианских, но они проживают так без всякого действия. … Мы в преданности своей Российскому правительству так же будем твердые, как и ныне, если будем магометанами.

Все сии обстоятельства вынуждают нас просить об избавлении нас от христианства, равно и об отобрании от нас священников, так как обращение нас в христианство насильственное и мы не обязывались никогда быть христианами.

К сему прошению подписались поверенные от Назрановского общества старшины: /перстные печати/.

РГВИА.Ф.13454. ОП.2.Д. 363.Л.10-13.

Изложенные факты далеко не единичны. Например, в сборнике «Ингушетия в политике Российской империи на Кавказе. XIX век» (Магас, 2004 г.) подобных документов — великое множество, причем все вышеизложенное подтверждается и русской стороной возникшей переписки, затянувшейся в итоге на годы. Таким образом, если Силантьев требует извинений от Совета муфтиев России или непосредственно Хайретдинова за какие-то цитаты в его диссертации, пусть сначала подумает, готов ли он сам вытянуть полемику с квалифицированными специалистами по этой теме. И не подставит ли он в случае своего очередного провала РПЦ вообще. Кто тогда извинится перед народами, подвергавшимися насильственной христианизации (в частности перед ингушами), как это сделала Римская католическая церковь — за крестовые походы перед мусульманами и за массовые истребления перед индейцами Америки?

Обложка книги "Ингушетия в политике Российской империи на Кавказе. ХIX век" Зураб Гаджиев Новое дело

comments powered by HyperComments

Интересное












Евтушенко в моей жизни был всегда… Евтушенко в моей жизни был всегда…
http://monavista.ru/images/uploads/79b47d882a3689060ae4d57283ec8bbe.jpg
Письмо с моей фермы Письмо с моей фермы
http://monavista.ru/images/uploads/92eb5c9944f25688043feb2b9b01e0f2.jpg
Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов
http://monavista.ru/images/uploads/08009197b894c4557dc9c7177e803f77.jpg